четверг, 7 августа 2014 г.

Английское право: Думаете, что являетесь собственником своих электронных данных? Подумайте ещё раз


Статья сотрудников фирмы Chapman Tripp  Ферозе Джагоза (Pheroze Jagose), Брюса Макклинтока (Bruce McClintock), Криса Данна (Chris Dann) и Джейн Паркер (Jane Parker) была опубликована 18 июля 2014 года на сайте Lexology.com

Начал складываться консенсус апелляционных судов Новой Зеландии и Великобритании относительно того, что, с точки зрения закона, электронные данные не являются собственностью.

Два суда использовали различные обоснования, но пришли к одному и тому же выводу. Этот вопрос важен ввиду его взаимосвязи с вопросом о том, на какую защиту и компенсации может рассчитывать сторона, пострадавшая в результате неправомерного использования электронных данных.

Авторы статьи Ферозе Джагоз, Брюс Макклинток, Крис Данн и Джейн Паркер

Судебные дела

Вышибала из Квинстауна (Queenstown) Джонатан Диксон (Jonathan Dixon), осуществивший несанкционированный доступ к записям с камер видеонаблюдения в баре, на которых был запечатлен капитан сборной Англии по регби во время Кубка мира по регби 2011 года, обжаловал вынесенный ему приговор за получение собственности нечестным путем на основании того, что электронные данные не подпадают под определение «собственности» (property) в Законе новой Зеландии о уголовных преступлениях (Crimes Act). На днях Апелляционный суд Новой Зеландии согласился с такой позицией (изменив формулировку в приговоре на «получения выгоды нечестным путем»).

Ранее в этом году, рассматривая иск компании Your Response Ltd к фирме Datateam Business Media Ltd, Апелляционный суд Англии и Уэльса (England and Wales Court of Appeal, EWCA) признал неверным вывод суда предыдущей инстанции о том, что электронная база данных издательский компании, к которой сотни раз в день осуществляется доступ и вносятся изменения, связанные с поддержкой, оказываемой клиентам компании, может быть использована в качестве обеспечения иска компании-поставщика услуг управления базой данных о выплате причитающейся ей задолженности за обслуживание.

Хотя новозеландский суд, по-видимому, не был в курсе английского дела, обе апелляционных суда отметили, что соответствующие решения судов первой инстанции были мотивированы понятным ощущением того, что электронные данные имеют ценность сами по себе и должны подпадать под защиту законодательства. Суды первых инстанций, однако, допустили ошибку в своих решениях, рассматривая данные как собственность, и, следовательно, считая, что они подпадают под правовую защиту прав собственности и что могут быть применены предусмотренные законом меры по восстановления нарушенного права. Оба апелляционных суды подтвердили, что с информацией как таковой не связан имущественный интерес.

Позиция Апелляционного суда Англии и Уэльса

Английский суд пошел по более простому пути, поскольку требование об удержании предмета в качестве обеспечения на основании общего права основывается на том, что предмет находится в распоряжении заявителя (у которого может быть изъят). Соответственно, предмет относится к «материальному имуществу» (tangible property), которое отличается от «нематериального имущества» (intangible property). Никаких других видов имущества/собственности общее право не признает. Ключевое различие заключается в том, что физическое владение нематериальным имуществом не может быть передано (хотя законодательство иногда считает, что такая передача происходит); одного только контроля на имуществом недостаточно.

Хотя носители информации, на которых записана база данных, могут быть переданы, это нельзя сказать об информации, образующей базу данных. Существование различных видов правовой защиты данных может быть объяснимо лишь исходя из предположения о том, что информация, если её вообще можно рассматривать как имущество/собственность, не охватывается мерами правовой защиты, связанными с правом собственности.  Апелляционный суд признал, что было бы полезно расширить трактовку прав собственности с тем, чтобы они охватывали технологические разработки, но считает это делом Парламента.

Позиция Апелляционного суда Новой Зеландии

В Новой Зеландии Парламент страны расширил данное в Закона об уголовных преступлениях определение «собственности» так, чтобы охватить преступления, связанные с использованием компьютерных технологий. Новое определение должно было охватить все виды материального и нематериального имущества. Однако, по аналогии с конфиденциальной информацией, Апелляционный суд Новой Зеландии пришёл к выводу о том, что информация, состоящая из электронных данных, вообще не является собственностью.

Принятая правовая позиция заключается в том, что конфиденциальная информация не является собственностью, но охраняются законом от злоупотреблений в результате «понимания», вытекающего из обстоятельств, в которых информация была получена. Апелляционный суд считает, что «сохраняемую [в компьютерном файле] последовательность байтов, доступную компьютерным программам или операционной системе ... невозможно однозначно отличить от чистой информации», и, следовательно, она не является «собственностью» для целей Закона об уголовных преступлениях. Но г-н Диксон все равно извлёк выгоду от доступа к компьютерной системе бара – это был проступок, альтернативный тому, за который он был осужден.

Базовая политика

Соглашаясь, что исключение информация из определения «собственности» можно быть названо нелогичным и беспринципным, Апелляционный суд Новой Зеландии указал на веские политические причины для непризнания информации собственностью, в числе которых обеспечение свободного обмена информацией и свободы слова. Поскольку Парламент прямо не включил «информацию» в определение «собственности», данное в Законе об уголовных преступлениях, несмотря на общеизвестность этого вопроса, - то не дело суда самостоятельно решать данный вопрос посредством эволюции судебной практики.

Английских судей – хотя данный вопрос не был в центре их внимания - также беспокоили возможные непреднамеренные последствия любого решения, признающего базу данных собственностью, которая может быть использована в качестве обеспечения иска. Иное нематериальное имущество ничем не отличается по своим свойствам. Такие держатели залога смогли бы получить преимущество перед другими кредиторами. Кредиторы бы начали вести свои дела, исходя из установившегося понимания относительно залога и обеспечения. Мир ИТ-контрактов, несомненно, стал бы существенно сложнее и неопределеннее (а это говорит о многом). И - самое главное, завершая круг и возвращаясь к позиции Новой Зеландии - закон никогда не признавал информацию как собственность.

Выводы

Деловым организациям, которые зависят от защищённости своей информации, следует принимать специальные меры по её защите. Если меры защиты конфиденциальной информации достаточно хорошо понятны, то меры защиты электронной информации проработаны не так хорошо. Недостаточно опираться на права собственности. Принимаемые решения будут также иметь последствия для других ситуаций, в которых стороны совершают коммерческие сделки, связанные с информацией.

Ферозе Джагоз (Pheroze Jagose), Брюс Макклинток (Bruce McClintock), Крис Данн (Chris Dann), Джейн Паркер (Jane Parker)

Источник: сайт Lexology.com
http://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=94d3eb7a-f71f-4955-a956-b344b804a6d0 

Комментариев нет:

Отправить комментарий