понедельник, 18 августа 2014 г.

Судебная практика США: Судья окружного суда Шайра Шейдлин наказала уничтожившего доказательства истца, дав инструкции присяжным считать, что уничтоженные документы свидетельствовали бы против него


Данный обзор судебного решения, подготовленный Адамом Петерсоном (Adam L. Peterson), был опубликован 6 августа 2014 года на сайте Ellblog.com .

Рассматривая дело «Корпорация Sekisui Am. Corp против Харта» судья окружного суда Шайра Шейндлин (Shira Sheindlin - легендарная женщина, с чьих решений начались кардинальные изменения в американском гражданском праве, связанные с широкомасштабным использованием электронных документов и информации в качестве доказательств. И сейчас многие её решения становятся важными прецедентами – Н.Х.) отменила решение суда первой инстанции и наложила на истца санкции за умышленное уничтожение относящейся к делу электронной информации (electronically stored information, ESI). Ключевым вопросом, по которому разошлись судья Шейндин и судья суда первой инстанции, был вопрос о том, нужно ли для наложения санкций доказать злонамеренность действий стороны, или же достаточно доказать факт умышленного уничтожения электронной информации. По мнению судьи Шейндин, в случае умышленного уничтожения стороной доказательств другой стороне нет необходимости доказывать злонамеренность действий своего оппонента.

Во втором федеральном судебном округе США существует установившаяся практика:
Сторона, просящая дать указание присяжным считать, что утраченные доказательства свидетельствуют против виновной в их уничтожении стороны (adverse inference instruction) должна доказать:
  • что контролировавшая доказательства сторона в момент их уничтожения была по закону обязана обеспечить их сохранность;

  • что документы были уничтожены с преступными намерениями; и

  • что уничтоженные доказательства имели непосредственное отношение к выдвигаемым стороной требованиям либо возражениям таким образом, что разумно действующее лицо, занимающееся оценкой фактов (т.е. член жюри присяжных – Н.Х) могло бы счесть, что эти доказательства подтвердили бы такие требования или возражения.
В данном деле ключевым оказался третий пункт данного теста – имели ли уничтоженные доказательства непосредственное отношение к делу, и на кого ложится бремя доказательства или опровержения данного положения.

Суть дела

Американская корпорация Sekisui возбудила иск о нарушении контракта против Ричарда Харта (Richard Hart) и Марии-Луизы Трудель-Харт (Marie Louise Trudel-Hart), связанный с приобретением корпорацией Sekisui компании America Diagnostica, Inc. (ADI) - производителя медицинских диагностических продуктов, президентом которой являлся Харт.

В ходе процесса раскрытия относящихся к делу документов и информации (полное и добросовестное раскрытие такой информации является в США обязательным, а за нарушения следуют суровые кары – Н.Х.)  Sekisui сообщила, что часть сообщений электронной почты, принадлежащих определенным сотрудникам ADI, в том числе Харту.   были удалены или отсутствовали. Позднее выяснилось, что компания Sekisui ввела запрет на уничтожение относящейся к судебному спору информации лишь через 15 месяцев после отправки Хартам уведомления о судебном иске, и за это время окончательно уничтожила документы и данные Харта.

В качестве оправдания Sekisui утверждала, что уничтожение принадлежащей Харту электронной информации во многом было обусловлено действиями бывшего руководителя кадровой службы компании ADI г-жи Тейлор (Taylor), которая действовала без указаний со стороны Sekisui. Sekisui также утверждала, что Тейлор единолично приняла решение об уничтожении электронной переписки Харта с целью освобождения места на сервере ADI после того, как выяснила, что в почтовый ящик Харт более не поступает относящаяся к деловой деятельности корреспонденция.

Перед тем, как дать распоряжение компании Northeast Computer Services (NCS) – поставщику, отвечающему за управление ИТ-системами корпорации Sekisui – об окончательном уничтожении электронной информации, Тейлор, очевидно, «идентифицировала и распечатала все сообщения электронной почты, которые она сочла относящимися к деятельности компании». Эти сообщения, в количестве около 36 тысяч, были переданы Хартам в процессе раскрытия информации. Несмотря на эти меры, ни у спорящих сторон, ни у суда не было никакой возможности определить, сколько электронных писем было уничтожено и утрачено.

В свете этих событий, Харты просили суд наложить на Sekisui санкции за уничтожение доказательств. В частности, Харты требовали:
  • дать инструкцию жюри присяжных считать, что уничтоженные доказательства подтверждали позицию Хантов; и

  • наложить санкции за предполагаемую или фактическую утрату папок с электронной почтой ряда других сотрудников компании ADI.
Судьям-магистрат суда первой инстанции отказался вводить санкции, поскольку, по его мнению, Харты не доказали, что уничтожение сообщений электронной почты существенно повлияло на их возможность защищаться. Судья пришёл к выводу, что уничтожение электронной информации Харта «вполне может рассматриваться как грубая халатность», но решил, что такое уничтожение нельзя признать умышленным, поскольку «не было доказано, что Тейлор уничтожала сообщения электронной почты с какими-либо преступными намерениями». Судья-магистрат отказался считать по умолчанию уничтоженные материалы относящимися к делу, а их уничтожение нарушающим права ответчика, несмотря на то, что он согласился с тем, что Sekisui, «возможно», действовала непредусмотрительно и проявила грубую халатность.

Судья Шейндлин, однако, заняла резко противоположную позицию. Она недвусмысленно отклонила предположение о том, что для установления умышленности уничтожения доказательств закон требует доказательства злонамеренности действий. В контексте анализа о возможности выдачи указаний жюри, судья Шейндлин не нашла никаких «аналитических различий» между злонамеренным (т.е. совершенным с преступной целью) уничтожением доказательств и умышленным их уничтожением. Соответственно, аргумент корпорации Sekisui о том, что электронная информация Харта была уничтожена без злого умысла (исходя из предположения, что Тейлор действительно дала распоряжение об уничтожении, чтобы сэкономить место на сервере), не меняет того факта, что электронная информация была уничтожена умышленно. А когда доказательства уничтожаются умышленно, то сам факт уничтожения «является достаточным косвенным доказательством, позволяющим разумно действующему лицу, занимающееся оценкой фактов, заключить, что отсутствующие доказательства были неблагоприятны для данной стороны».

Исходя из этого, судья Шейндлин признала решение суда первой инстанции несомненно ошибочным и противоречащим закону, и распорядилась дать жюри инструкции считать утраченные доказательства неблагоприятными для истца.

Данное дело лишний раз подчеркивает, насколько важно своевременно и предусмотрительно вводить запрет на уничтожение относящихся к судебному спору документов и информации, когда у стороны возникает такая обязанность.

Адам Петерсон (Adam L. Peterson)

Источник: сайт Ellblog.com
http://ellblog.com/judge-sheindlin-hits-spoliating-plaintiff-with-adverse-inference-instruction/ 

Комментариев нет:

Отправить комментарий