понедельник, 27 марта 2017 г.

Австралия: «Управление документами в штате Виктория застряло в 1970-х годах»


Данная статья была опубликована 10 марта 2017 года на сайте издания «Специалист по управлению графическими образами и данными» (Image and Data Manager, IDM) – это специализированный журнал и веб-сайт, посвященные сотрудничеству и вопросам управления информацией в Австралии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Мой комментарий: Я опубликовала много постов о передовом опыте штата Виктория в управлении электронными документами и информацией, а также в сфере электронного архивного дела. Но, очевидно, там тоже есть свои проблемы :)

В 1973 году, когда был принят Закон штата Виктория о государственных документах (Public Records Act 1973), в моде были брюки-клеш, рубашки в хиппи-стиле с массивными воротниками и огромные бакенбарды. В тот момент на рабочем столе средней руки государственного служащего можно было обнаружить всего несколько не особенно привлекательных «периферийных устройств», таких, как лоток для входящих документов, авторучка, блокнот и пепельница. По итогам масштабного аудита управления управление документами в государственном секторе штата, проведенного Генеральным аудитором штата (Auditor-General), было установлено, что практика делопроизводства отстала от происшедших с тех пор огромных изменений в ландшафте управления информацией.

Как отмечается в отчете по результатам аудита, «Среда управления информацией в штате Виктория сильно фрагментирована и разъединена – существуют многочисленные наборы политик и стандартов, которые иногда могут противоречить друг другу».

«Эти недостатки, - особенно отсутствие общесистемного мониторинга исполнения законодательно-нормативных требований и устаревшее законодательство, - повышают риск утраты, недоступности, несанкционированного доступа, незаконного внесения изменений либо уничтожения ключевых государственных документов штата».

Некоторые из семян ИТ-революции были посеяны в том самом году, когда был принят устаревший к настоящему времени закон, которому «стукнуло» уже 44 года. В 1973 году Роберт Меткалф (Robert Metcalfe) создал сеть Ethernet, а Винт Серф (Vint Cerf) и Боб Кан (Bob Kahn) разработали компьютеры, поддерживающие маршрутизацию через шлюзы, позволяя вести обмен информацией между различными национальными сетями – первый опыт межсетевого взаимодействия.

«С момента принятия закона ландшафт управления информацией в штате Виктория сильно изменился. Современная деловая среда кардинально отличается», - отмечается в отчете.

«Также значительно увеличились объемы документов, создаваемых и хранимых органами исполнительной власти штата, а также третьими сторонами - поставщиками услуг. В то же время новые методы ведения деловой деятельности и достижения в области технологий повысили риски, связанные с целостностью, доступностью, безопасностью и обеспечением долговременной сохранности информации».

Помимо аудита деятельности Управления государственных документов штата (Public Record Office Victoria, PROV), в отчете Генерального аудитора также подробно рассмотрена практика управления документами двух ведомств: Департамента образования и обучения (Department of Education and Training, DET), численность персонала которого превышает 58 тысяч, и Департамента здравоохранения и социальных служб (Department of Health and Human Services, DHHS) с персоналом более 10 тысяч сотрудников.

Ни одно из этих двух ведомств не было признано полностью соответствующим законодательно-нормативным требованиям.

«Как следствие, ни одно из этих ведомств не знает с достаточной степенью точности, какими документами оно владеет и хранит, и не может быть уверено в том, что обеспечивается эффективное управление и поддержание их документов. Обнадеживает то, что оба ведомства признают существование этих проблем и начали их решать.»

«Люди, которые создают документы и управляют ими – а сегодня, в электронную эпоху, это все сотрудники государственного сектора, равно как и подрядчики, консультанты и волонтеры, - должны иметь достаточную подготовку по вопросам управления документами, позволяющую им применять на практике стандарты PROV. Однако ни одно из этих двух ведомств не предоставляет и не имеет доступа к образованию и профессиональной подготовке, которые отвечали бы потребностям тех, кто имеет дело с государственными документами».

«Оба ведомства несут ответственность за большое количество высокочувствительных конфиденциальных документов, не все из которых охвачены надлежащими мерами контроля. Основные недостатки, которые мы выявили в программах управления документами каждого из ведомств, во многом схожи:
  • У центрального подразделения, отвечающего за управление документами, либо отсутствуют достаточные полномочия, либо эти полномочия используются не в полной мере;

  • Подготовка персонала, подрядчиков и консультантов в плане их обязанностей в сфере управления документами является неадекватной;

  • Ведомства не обеспечивают или обеспечивают лишь в незначительной степени уверенность в том, что в случае использования услуг сторонних поставщиков, те на законных основаниях управляют документами, относящимися к услугам, которые они оказывают от имени правительства штата;

  • Мониторинг исполнения законодательно-нормативных требований отсутствует или недостаточен, а доведение отчетности до первых лиц не координируется через подразделение, отвечающее за управление документами, что ограничивает способность высшего руководства видеть слабые места и препятствует принятию им обоснованных решений по улучшению ситуации;

  • Имеет место несоблюдение положений спецификаций по захвату документов (Capture specification,  о них см., например, http://rusrim.blogspot.ru/2014/07/blog-post_29.html и http://rusrim.blogspot.ru/2010/10/blog-post_24.html - Н.Х.), требующих от ведомств обеспечения и поддержания аутентичности, целостности, надежности и пригодности к использованию документов – качеств, позволяющих доверять этим документам.»
Использование Департаментом здравоохранения системы управления документами TRIM

«Часть сотрудников DHHS использует систему управления электронными документами TRIM для управления некоторыми документами. У DHHS в системе TRIM хранится около 7 миллионов документов. Вне TRIM у департамента в сети устройств и «теневых» систем (хранилищ документов, являющихся дополнительными по отношению к системе управления электронными документами организации), хранится около 100 миллионов электронных документов, не считая документов в почтовых системах DHHS.»

Мой комментарий: Таким образом, корпоративная СЭД контролирует (если учесть электронную почту) не более 3-4% общего объёма электронных документов…

«DHHS не смогло определить, сколько электронных документов хранится в почтовых ящиках его сотрудников. Департамент смог лишь назвать количество электронных писем, отправленных и полученных в масштабах ведомства за последний год. Департамент не смог сказать, какая часть из этих 39,3 млн. сообщений электронной почты содержала документы.»

«Главной причиной того, что так много документов не захватывается, когда это уместно, в документную систему ведомства, может быть то, что система была развернута только на 2130 рабочих мест (т.е. охватывает 20% персонала).»

«Должностные инструкции DHHS и политика управления документами очень четко устанавливают, что все сотрудники несут ответственность за соблюдение ими лично требований Закона о государственных документах - и подразделение, отвечающее за управление документами в DHHS, способно обеспечить соответствующее закону управление теми документами, которые сотрудники вводят в TRIM.»

«Однако в тех случаях, когда, в нарушение положений спецификаций о захвате документов, сотрудники предпочитают управлять своими документами вне TRIM, ответственное за управление документами подразделение не имеет полномочий принуждать их к исполнению требований законодательства.»

«Центральное подразделение ведомства, отвечающее за управление документа, упорно работало над созданием системы, поддерживающей эффективное управление документами. Однако в условиях, когда так много документов находится вне системы TRIM, плоды этих усилий используются ведомством неэффективно. В результате DHHS не в полной мере получает потенциальную отдачу от своей системы управления документами и не обеспечивает полноценного управления своими рисками.»

«Мы установили, что приблизительно 16800 дел в TRIM помечены как «отсутствующие». К ним, в частности, относятся дела, касающиеся:
  • больниц, службы помощи инвалидам и паллиативной помощи (поддержки безнадежно больных людей – Н.Х.);

  • кадров;

  • правосудия для несовершеннолетних;

  • предоставления жилья и проблемы бездомности;

  • услуг по предохранению;

  • защиты детей.»
«Из 16800 дел, отмеченных как отсутствующие в TRIM, 622 – это дела по вопросам защиты детей (0,2% всех таких дел в корпоративной документной системе DHHS), причем некоторые числятся как отсутствующие с 2004-2005 годов.»

Известные неизвестные в Департаменте образования

«Департамент здравоохранения работает в условиях одной из наиболее зрелых сред управления документами. Благодаря этому он смог предоставить нам большой объем информации о состоянии его управления документами. Напротив, широкомасштабное несоблюдение стандартов PROV Департаментом образования (DET) означает, что ведомство очень мало знает о своих документальных фондах.»

«Для хранения документов ведомство в целом использует более 50 различных хранилищ, но служба управления документами не имеет ни контроля над ними, ни доступа к ним. Существует также большое, но точно неизвестное число складских ячеек, помещений, шкафов для хранения документов и прочих мест хранения, рассредоточенных по всему ведомству в недокументированных местах, которые потенциально содержат тысячи коробов с документами. Департамент не смог предоставлять информацию о недостающих делах или делах в процессе передачи, и он в основном не в курсе степени рисков, связанных с его управлением документами.»

«Как и DHHS, DET также не смог назвать ни количество документов, хранящихся в почтовых ящиках электронной почты, ни количество отправленных или полученных сообщений электронной почты, содержащих документы. Ведомство смогло лишь определить количество отправленных и полученных писем за последний шестимесячный период - приблизительно 196 миллионов.»

«В отличие от DHHS, DET смог сообщить количество файлов лишь в одной из восьми своих систем хранения на общих дисках - примерно 3,8 миллиона файлов. Поскольку нет какой-либо уверенности в единообразии этих систем, любая экстраполяция может быть лишь очень приблизительной. Как и в случае с DHHS, DET не мог сказать, какая часть этих файлов относится к документам ведомства».

В докладе упомянуты предыдущие обследования, проведенные в 1996 и 2008 годах, которые оба установили, что «законодательство штата Виктория по вопросам управления документами устарело и не соответствует своим целям».

«Управление государственных документов PROV добилось позитивных изменений со времени нашей аудиторской проверки 2008 года, преодолев последствия имевшего место в прошлом отсутствия поддержки со стороны Департамента премьер-министра и Кабинета (Department of Premier and Cabinet, DPC) инициатив по улучшению управления документами. В частности, публикация PROV улучшенных стандартов управления документами и инструментов для органов исполнительной власти укрепила способность учреждений государственного сектора эффективно управлять государственной информацией.»

«Тем не менее, необходимы дальнейшие реформы, поскольку по-прежнему сохраняются давние слабости системы государственного регулирования штата Виктория».

В июне 2016 года правительство штата Виктория объявило о том, что оно проведет полный пересмотр Закона о государственных документах 1973 года. В докладе Генерального аудитора отмечается, что аналогичное обязательство, принятое в 2008 году, не пошло дальше подготовки «обзора возможных вариантов» (на момент завершения аудита в марте 2017 года, процесс пересмотра закона еще не начался).

Полный текст отчета доступен на странице по адресу http://www.audit.vic.gov.au/reports_and_publications/latest_reports/2016-17/20170308-public-sector-records.aspx (прямая ссылка на PDF-файл: http://www.audit.vic.gov.au/publications/20170308-Public-Sector-Records/20170308-Public-Sector-Records.pdf ).

Генеральный аудитор штата Виктория установил, что «В плане надзора над управлением государственными документами, штат Виктория значительно отстает от других юрисдикций, особенно тех, которые внедрили использование аудитов или оценок для обеспечения того, чтобы органы исполнительной власти применяли более эффективные методы управления документами». Текущее наказание за неавторизованное уничтожение документов в Виктории составляет пять штрафных единиц (приблизительно 777.3 австралийских доллара – чуть менее 35 тысяч рублей – Н.Х.). Для сравнения, максимальные штрафы за правонарушения в области управления документами в других юрисдикциях варьируются в диапазоне от 3600 долларов на уровне Содружества (т.е. Австралии в целом – Н.Х.) до $ 30,800 в Северной территории (Northern Territory, NT). Наказания за такого рода правонарушения в Северной Территории и Южной Австралии также могут включать тюремные сроки до одного и двух лет соответственно.

Источник: сайт издания «Image and Data Manager» (IDM)
http://idm.net.au/article/0011423-victorian-records-management-stuck-70s

Конференция РГГУ: Прошлое и будущее, надежды и разочарования


23-24 марта 2017 года в РГГУ прошла очередная (третья по счету), проводимая раз в два года конференция «Управление документацией: Прошлое, настоящее и будущее», посвященная светлой памяти Татьяны Вячеславовны Кузнецовой.

О предыдущих конференциях см. мои посты здесь http://rusrim.blogspot.ru/2013/03/blog-post_7965.html и здесь http://rusrim.blogspot.ru/2015/03/blog-post_43.html .

Я смогла принять участие только в работе первого дня, о чём жалею, поскольку в предыдущие годы на секциях второго дня можно было увидеть, какие темы и на каком уровне изучают студенты и аспиранты РГГУ.

Конференция начинается. В президиуме Т.А.Быкова, Г.Н.Ланской, Н.Н.Куняев и А.Б.Безбородов

Конференция, на мой взгляд, стала отражением положения дел в отрасли в целом – прошлого было больше, чем будущего, но были и яркие доклады, которые позволяют сохранять надежду. Замечу, что даже на утреннем заседании более половины аудитории составляли заслуженные ветераны отрасли, а вечером их уже было, наверное, три четверти…

Может быть, несколько неожиданно самым ярким докладом утренней части стало, на мой взгляд, выступление М.В.Ларина (на фото слева) «О разработке современной государственной политики управления документацией». Теперь, когда уже не нужно «выдерживать партийную линию», Михаил Васильевич достаточно откровенно оценил положение дел в отрасли, при этом предложив несколько конструктивных идей.

Я ждала большего от выступления нового директора ВНИИДАД Н.Н.Куняева (на фото справа). Понимаю, что ему досталось сложное «хозяйство», в котором нужно ещё разбираться, но уже сейчас у него должна быть ясная стратегия дальнейшей деятельности института, нацеленная на решение «горящих» для всей страны вопросов, включая также понимание того, каким образом привлечь во ВНИИДАД кадры и финансирование. Мы же услышали всё те же общие слова, которые в течение последних лет звучат из уст руководителей отрасли различного ранга, и где основной идеей, как и раньше, была наивная вера в то, что возвращение определенных полномочий бессильному и потерявшему авторитет и кадры ведомству само по себе способно сотворить чудеса…

Более того, в зале ощущалась определенная натянутость в отношениях нового руководителя ВНИИДАД и многих участников конференции. С моей точки зрения, была упущена неплохая возможность начать откровенный диалог с профессиональным сообществом и лично разъяснить свою позицию - ведь следующим представительным отраслевым мероприятием будет уже ноябрьская конференция ВНИИДАД.

Наверное, впервые средний уровень докладов специалистов более молодого поколения (т.е. допенсионного возраста :)), как мне показалось, был заметно выше, чем у моих ровесников и у уважаемых представителей ещё более старших поколений. Радует, что есть энтузиасты, которые, несмотря на все многочисленные препоны, все-таки пытаются перестроить систему обучения специалистов отрасли, стремятся завязать сотрудничество с мировым сообществом, не боятся говорить об электронных документах и связанных с ними проблемах. Со многим из сказанного ими я была готова поспорить – но здесь, по крайней мере, был достойный предмет для спора! :)

Выступает П.А.Кюнг

Если бы мне предложили выбрать лучший доклад дня, я бы назвала краткое, но эмоциональное и идейно-насыщенное выступление молодого заместителя директора по архивному делу РГАНТД Павла Алексеевича Кюнга «XXI век – революция в области документирования научно – технической деятельности», посвященное проблемам, связанным с современной научно-технической документацией (о существовании которой молящиеся на бумажную организационно-распорядительную документацию ортодоксы предпочитают вообще не вспоминать). Я считаю, что Президенту РФ и его аппарату нужно именно таких людей отыскивать и назначать на ключевые посты в отрасли, включая пост руководителя Росархива.

Радует, что РГГУ по-прежнему поддерживает тесные связи с польскими коллегами. Их доклады ненавязчиво напоминали участникам конференции, что во внешнем мире существует сильная архивно-документационная наука, где по многим вопросам, о которых любят поговорить наши учёные, если и не найдено окончательное решение, то, по крайней мере, сложился широкий международный консенсус.

Как обычно, главной ценностью конференции была возможность пообщаться с коллегами в кулуарах, осудить беспокоящие их проблемы и возможные пути их решения. Нет никаких сомнений в том, что подавляющее большинство участников конференции – это знающие, увлечённые, любящие своё дело люди. Но, повторюсь, в отрасли не хватает молодых и энергичных специалистов и руководителей. Приход молодёжи на руководящие посты – сегодня это уже вопрос выживания отрасли в её нынешнем виде.

Отдельного доброго слова заслуживает спонсор конференции – консалтинговая фирма «Термика», представивший ряд книг и учебников по делопроизводству, подготовленных в сотрудничестве с кафедрой документоведения РГГУ. Мне кажется, что отрасли сегодня очень не хватает такого взаимовыгодного сотрудничества между коммерческими организациями, работающими в этой сфере, и научным сообществом (которое было ведь лет 10 назад!), направленного на решение наиболее острых проблем.

воскресенье, 26 марта 2017 г.

Арбитражная практика: Успешно оспорен отказ Фонда соцстрахования в выплате пособий из-за неточностей в кадровых документах


В нашей стране при возникновении финансовых споров стороны сразу же начинают внимательно изучать документы противоположенной стороны на предмет правильности их оформления. На этот раз таким «блюстителем» чистоты кадрового делопроизводства в ООО «МЯСОКУРОФФ» выступил Фонд социального страхования, который, ссылаясь на неточности в кадровой документации, пытался доказать, что выплаты работнице общества в связи с материнством незаконны - при том, что все взносы за работницу в Фонд были уплачены.

Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел дело №А60-3471/2016 в июле 2016 года.

Суть спора

Свердловским региональным отделением Фонда социального страхования (филиал №17) в августе-сентябре 2015 года была проведена камеральная проверка общества, по результатам которой было вынесено решение о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Считая это решение незаконным и необоснованным, общество обратилось в арбитражный суд.

Позиция Арбитражного суда Свердловской области

Суд отметил, что основанием для вынесения оспариваемого решения послужил вывод органа социального страхования о том, что обоснованность права на получение компенсационной выплаты по социальному страхованию документально не была подтверждена.

Спорная сумма, в зачете которой отказано, была выплачена обществом работнице в связи с отпуском по беременности и родам. В 2012 году работница находилась в отпуске без сохранения заработной платы, в связи с чем расчет среднедневного заработка был произведен за период с 1 января 2013 года по 1 января 2014 года.

До трудоустройства юристом в ООО «МЯСОКУРОФФ» (9 января 2013 года) работница, согласно данным трудовой книжки, работала в ООО «Юридическая группа «Мегаполис» (директором которого была гражданка, являющаяся в настоящее время конкурсным управляющим общества). Фонд социального страхования РФ на этом основании сделал вывод о том, что это  свидетельствует о создании искусственной ситуации для получения средств из фонда.

Мой комментарий: Вывод Фонда откровенно «притянут за уши». У нас значительная часть руководителей при переходе на работу в другие организации предпочитают приводить свою «команду», а уж тем более юристов, которым они доверяют и с которыми уже сработались.

Суд отметил, что в ходе судебного разбирательства обществом были представлены документы, опровергающие выводы Фонда. Так согласно штатному расписанию у общества числилось 2 работника (бухгалтер и юрист), согласно же форме ФСС-4 в обществе в 3 и 4 квартале 2013 года работали 17 и 8 человек. Однако Фондом не было учтено, что фактически названные штатные единицы в течение этих  были уволены в связи с банкротством предприятия. В ПФР обществом были сданы сведения за 2-х человек; соответствующие взносы перечислялись, в т.ч. и на работницу.

Фондом также был представлен расчет по начисленным и уплаченным страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в ПФ РФ за 4 кв. 2013 г., согласно которому сумма выплат в пользу работницы за 1, 2, 3 месяц отчетного периода (4 кв. 2013 г.) составила 20 тысяч рублей.

Суд отметил, что, с учетом количества работников, оснований считать, что заработная плата работницы не могла составлять 20 тысяч рублей, не имеется. Из материалов дела видно, что в 2013 году она неоднократно осуществляла представительство в судах от имени ООО «МЯСОКУРОФФ»; доказательств того, что представительство осуществлялось не в рамках трудовых отношений – не имеется.

В суд также были представлены справки из уполномоченного органа соцзащиты и с места работы супруга работницы о том, что выплат, пособий при рождении ребенка он не получал. Из представленных документов следует, что работница фактически осуществляла трудовую деятельность в ООО «МЯСОКУРОФФ». Суд также отметил, что специфика деятельности и оформления документов (в том числе неверное заполнение рабочих табелей, расхождения в количестве работников по штатному расписанию и в ведомостях ФСС-4) связана с тем, что общество находится в стадии банкротства.

Выплата пособия по беременности и родам, а также единовременного пособия при постановке на учет в ранние сроки беременности обществом была произведена лишь в 2015 году в связи с тем, что финансовое состояние должника не позволяло уплачивать необходимые налоги и сборы; общество в июле 2013 года на основании решения Арбитражного суда Свердловской области было признано несостоятельным.

Выплата единовременного пособия при рождении ребенка, пособия в связи с постановкой на учет в ранний срок и декретных по больничному листу в размере более 77,7 тысяч рублей была произведена в январе 2015 года.

Суд сделал вывод о том, что в данном случае, не имеется безусловных и достаточных доказательств создания обществом искусственной ситуации для получения компенсационных выплат; страхователем реально были понесены затраты на выплату работнику пособий.

Арбитражный суд удовлетворил заявленные требования общества и признал недействительным решение Свердловского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации несоответствующим действующему законодательству и обязал устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в октябре 2016 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Свердловской области, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Арбитражный суд Уральского округа в феврале 2017 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Свердловской области и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу ГУ Свердловское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации – без удовлетворения.

Мой комментарий: Интересно получается: везде и всюду нам говорят и разъясняют, что главное - заплатить взносы в фонды и спать спокойно, поскольку только данные о заплаченных взносах дают право на социальное и пенсионное обеспечение. Но вот когда возникает необходимость платить гражданам, бюрократы вспоминают про кадровую документацию организаций!

Не исключаю, что в данном случае при оформлении работницы на работу все было оформлено таким образом, чтобы она смогла в максимальном размере получить пособия по материнству, - но сделано это было в строгом соответствии с действующим законодательством. Если же Фонду не нравится законодательство и существующие в нём лазейки, ему никто не запрещает проявить инициативу по его совершенствованию.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации «Электронное правосудие по экономическим спорам»
http://www.arbitr.ru/

суббота, 25 марта 2017 г.

На сайте Британского института стандартов начато публичное обсуждение очередного стандарта системы менеджмента взаимоотношений при совместном ведении деловой деятельности


С 10 марта 2017 года на сайте Британского института стандартов (BSI) выложен для публичного обсуждения проект британского стандарта BS 11000-2 «Системы менеджмента взаимоотношений при совместном ведении деловой деятельности – Часть 2: Руководство по внедрению BS ISO 44001» (Collaborative business relationship management systems – Part 2: Guide to implementing BS ISO 44001), см. http://drafts.bsigroup.com/Home/Details/59707. Текст документа доступен при условии бесплатной регистрации на сайте. Обсуждение на сайте продлится до 15 мая 2017 года.

Напомню, что международный стандарт ISO 44001:2017 «Системы менеджмента взаимоотношений при совместном ведении деловой деятельности – Требования и концепция» (Collaborative business relationship management systems – Requirements and framework, см. https://www.iso.org/standard/72798.html и https://www.iso.org/obp/ui/#iso:std:iso:44001:ed-1:v1:en ) создан как раз на основе британского стандарта BS 11000,  который он теперь заменил и в Великобритании.


Как отмечается во введении, задачей данного британского стандарта является предоставление рекомендаций, способствующих эффективному внедрению стандарта BS ISO 44001 в целях создания и совершенствования систем менеджмента взаимоотношений при совместном ведении деловой деятельности (collaborative business relationship management systems, CBRMS) в организациях всех размеров.

О возможности получения существенной деловой пользы и отдачи от совместной работы говорится в стандарте BS ISO 44001. Новый документ был разработан на основе межотраслевой передовой практики, в том числе с учетом опыта организаций, первыми внедривших ISO 44001, с тем, чтобы помочь организациям понять важность каждого элемента BS ISO 44001,  и с подходами, которые следует использовать для практического внедрения.

Структура стандарта следующая (она по сути дела совпадает со структурой ISO 44001):
Предисловие
Введение
1. Область применения
2. Нормативные ссылки
3. Определения
4. Условия деятельности (контекст) организации
5. Лидерство
6. Планирование
7. Поддержка
8. Оперативное использование
9. Оценка эффективности
10. Совершенствование
Библиография
Источник: сайт Британского института стандартов
http://drafts.bsigroup.com/Home/Details/59707